Антон Арбузов (arbuzov) wrote,
Антон Арбузов
arbuzov

Categories:

Смерть при загадочных обстоятельствах 1

С легкой руки борзописцев юной советской власти считается, что ночью или ранним утром 28 декабря 1925 г. Есенин повесился в номере ленинградской гостиницы с названием «Интернационал», бывшей «Англетер» (Англия на французском языке), но материалы дела не только не подтверждают самоубийство Есенина, а опровергают его.

Например, многие знают последнее стихотворение Есенина, написанное кровью, якобы в гостинице «Интернационал», которое якобы неопровержимо свидетельствует о намерении Есенина свести счеты с жизнью.

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.


До свиданья, друг мой, до свиданья
Вот он, тот лист со стихами

Если отвлечься от давления событий и смерти Есенина, то следует заключить, что стихотворение это посвящено некоему далекому умирающему другу как напутствие, прощание, ободрение. Попрощаться же лично не было возможности: «До свиданья без руки, без слова», т.е. без встречи. Неужели автор был тем далеким другом для своих поклонников? Но будем исходить из документов следствия, начатого по факту смерти Есенина, будем рассуждать, опираясь на здравую критику.

Это стихотворение не могло быть написано в гостинице «Интернационал» с 24 по 27 декабря 1925 г. кровью: на теле Есенина, если верить советским документам, не было ран, из которых можно было бы взять кровь — только ссадины на коже, царапины, которые кровотечения не дают вообще (кровь на них только выступает, и обмакнуть в нее перо нельзя, тем более, она быстро сворачивается).

Удивление вызывает способ якобы самоубийства Есенина, повешения, в номере гостиницы «Интернационал», описанный представителем милиции, к сожалению, весьма кратко:

АКТ

28 декабря 1925 года составлен настоящий акт мною уч[астковым] надзирателем 2-го отд. ЛГМ Н. Горбовым в присутствии управляющего Гостиницей Интернационал тов. Назарова и понятых. Согласно телефонного сообщения управляющего гостиницей граж[данина] Назарова В[асилия] Мих[айловича] о повесившимся гражданине в номере гостиницы. Прибыв на место мною был обнаружен висевший на трубе центрального отопления мужчина, в следующем виде, шея затянута была не мертвой петлей, а только одной правой стороной шеи, лицо было обращено к трубе, и кистью правой руки захватился за трубу, труп висел под самым потолком, и ноги от пола были около 1½ метров, около места где обнаруже[н] был повесившийся лежала опрокинутая тумба, а канделябр, стоящий на ней, лежал на полу. При снятии трупа с веревки и при осмотре его было обнаружено на правой рук[е] выше локтя с ладонной стороны порез, на левой рук[е] на кисти царапины, под левым глазом синяк, одет в серые брюки, ночную белую рубашку, черные носки и черные лакированные туфли. По предъявленным документам повесившийся оказался Есенин Сергей Александрович, пис[атель], приехавший из Москвы 24 декабря 1925 г.

Удост[оверение] [ТЦ] №42-8516, и доверенность на получение 640 р[ублей на имя Эрлиха].

[Управляющий] В. Назаров [Понятые] В. Рождественский, П. Медведев, М. Фроман, В. Эрлих [Милиционер] [неразборч.] ..шинский Уч. надз[иратель] 2-го отд. ЛГМ Н. Горбов.
http://ru.wikisource.org/wiki/Акт_о_самоубийстве_Есенина

Описание места происшествия, по существу, отсутствует, но фотография его имеется.

описание места смерти Есенина

За расположенным на дальнем плане письменным столом идут две белых трубы парового отопления, к одной из которых, значится, была привязана веревка… За столом видна покосившаяся тумба белого цвета, на которой и стоял канделябр; перед столом же, между столом и лежащим на полу канделябром, находится, вероятно, мусорная корзина для бумаг.

Удивление на снимке вызывают следующие мелочи:

— Тумба привязана к отопительным трубам (почему и не падает).
— На ковре имеются пятна темного цвета.
— На письменном столе расположен чернильный прибор, т.е. были и чернила, а значит, написание приведенного выше стихотворения кровью теряет смысл.
— Столешница письменного стола с правой стороны испачкана чем-то белым (если это, конечно, не блики на полировке от осветительных приборов фотографа или включенного торшера или не свет из окна).

Беспорядок в комнате ни малейшего отношения не может иметь к самоубийству. Значит, разбираться было в чем, а не прикрывать дело.

Прежде всего следует подчеркнуть, что в советской гостинице для «ответственных работников» не могло быть ни грязных ковров, ни чернильных приборов без чернил. Таким образом, версия о написании приведенного выше стихотворения кровью именно в «Интернационале» откровенно лжива.

Наиболее просто можно объяснить пятна на ковре: это либо следы пищевых продуктов, либо кровь. Поскольку же на Есенине не было ран, лишь поверхностные ссадины, то кровь могла принадлежать одному из нападавших (на снимке видим два стола, один наверняка обеденный, а за обеденным столом есть ножи, вилки и предметы из стекла, которыми и можно нанести ранение нападающему). То и другое происхождение пятен указывает на возможную борьбу в номере.

Что же касается привязанной к трубам тумбы, то удивление вызывает в том числе находящаяся в номере веревка или более жесткий шнур. Столь длинную веревку или шнур нужно было принести в номер, причем случайно это сделать нельзя.

Поскольку тумба, как сообщил тов. Горбов, лежала под висевшим трупом, то следует заключить, что в запечатленное на снимке состояние ее привели намеренно перед съемкой — вероятно, с целью подчеркнуть наличие на трубах веревки и ее длину. Стало быть, это та самая веревка, на которой повесился Есенин, но длина ее противоречит описанию места преступления.

Дело в том, что труп висел под самым потолком, как сообщил тов. Горбов, а значит, веревка, на которой он висел, была короткой, но на снимке мы видим длинную.

Если предположить, что Есенин совершил самоубийство, то зачем же при наличии в номере длинной веревки было вешаться на короткой под потолком? Положим, под потолком на трубах была некая перекладина или еще что-то для закрепления веревки, но зачем же при наличии длинной веревки самоубийца лез под потолок, на высокую и шаткую тумбу, а не повесился со стула? Стулья на приведенной выше фотографии видны. Так зачем же было лезть на высокую и шаткую тумбу, так заморачиваться при наличии очевидного, более простого решения?

Вместе с тем, наличие длинной веревки и положение тела под самым потолком указывает на то, что тело туда подтягивал на веревке человек, находившийся на полу (или на возвышении, если веревки не хватало, например на подоконнике или на столе),— подтягивал в ходе насильственного удушения Есенина. Это совершенно прямое свидетельствование в пользу убийства. Подтверждается убийство каталептическим окоченением правой руки Есенина, ухватившейся за трубу, как сообщил тов. Горбов, — стало быть, поэт препятствовал повешению, пытался поддержать свое тело (подробно медицинские данные рассмотрим ниже).

Некоторое удивление вызывает лишь то обстоятельство, что Есенин действовал лишь правой рукой, но это в рассматриваемых обстоятельствах естественно, объяснимо. Во-первых, убийцы могли держать его за руки, это естественно, как естественно и то, что правую руку он мог вырвать (следов удержания на руках нет, но они могли и не остаться, если, например, держали за запястья или кисти или прижимали руки к телу). Во-вторых, следует помнить, что была зима и трубы парового отопления были очень горячими: пар подается в трубы при температуре 130°С. Отсутствие на теле ожогов, вернее отсутствие упоминания о них судебным медиком, удивляет, но вполне возможно, что очень горячей была лишь одна труба из двух — та, по которой пар подавался. Вторая же труба, та, по которой пар отводился, могла иметь температуру значительно более низкую.

На трупе Есенина следов борьбы было мало, но они были, они отмечены судебным экспертом (протокол его мы рассмотрим ниже). И это тоже прямо указывает на убийство.

По поводу же возможного белого вещества на столе заметим, что белой в номере могла быть только побелка на потолке, известь. Едва ли можно вообразить обстоятельства, при которых известь с потолка попала бы на стол, тем более в столь большом количестве.

Следует также отметить, что приведенный снимок зеркален, так как пуговицы на зимнем пальто Есенина, лежащем на стуле, расположены с левой стороны — зеркально, как на женском пальто.

пальто Есенина

Вероятно, это пальто двубортное, но на снимке под воротником видна пуговица, явно функциональная, для застегивания поднятого воротника (прежде так делали, да и декоративная пуговица не может располагаться под воротником, где ее не видно), а у мужского пальто эта пуговица должна быть с правой стороны, а не с левой, как на снимке.

мертвый есенин

Как можно заключить по описанию тов. Горбова, петля, в которой висел Есенин, была жесткой, проволочной или близкой по жесткости: «шея затянута была не мертвой петлей, а только одной правой стороной шеи», т.е. петля не затянулась до конца, а узел располагался с левой стороны, не ниже уха. Вероятно, для петли использован был электрический шнур. Обратите внимание на снимок: мертвый Есенин лежит на кушетке под неким шнуром, вероятно жестким, так как небольшие изгибы на нем сохраняются. Непонятно, конечно, что это такое, но это еще одно свидетельство того, что жесткий шнур в номере был. Также и на приведенном выше снимке видна электрическая розетка с каким-то шнуром, тоже жестким, — видимо, от торшера. Сплетничали, впрочем, что петля была из ремня для чемодана, но явный этот вымысел противоречит приведенному ниже акту, где отмечено, что ширина странгуляционной борозды — с гусиное перо.

Акт судебно-медицинского эксперта, который, как и акт милиционера, столь же краток, но в котором установлена причина смерти Есенина:

АКТ

1925 г., 29 декабря, в покойницкой Обуховской б-цы было произведено вскрытие трупа гр-на Сергея Александровича Есенина, причем найдено: Покойному 30 лет, труп правильно развит, удовлетворительного питания, — общий фон покровов бледный, глаза закрыты, зрачки равномерно расширены; отверстия носа свободны; рот сжат; кончик языка ущемлен между зубами; живот ровный; половые органы — в норме; заднепроходное отверстие чисто; нижние конечности темнофиолетового цвета, на голенях в коже заметны тёмнокрасные точечные кровоизлияния. На середине лба, над переносьем, — вдавленная борозда длиною около 4 сант. и шириною 1 1/2 сант., под левым глазом — небольшая поверхностная ссадина; на шее над гортанью — красная борозда, идущая слева вверх и теряющаяся около ушной раковины спереди; справа борозда идет немного вверх к затылочной области, где и теряется; ширина борозды с гусиное перо; в нижней трети правого плеча имеется кожная рана с ровными краями длиною 4 сант.; в нижней трети левого предплечья имеется одна рана, идущая в горизонтальном направлении и 3 раны в вертикальном направлении, эти раны около 3-х сант. каждая с ровными краями [неразборчиво]... не проникают толщу кожи. Других знаков повреждений не обнаружено. Кости черепа целы, под кожным лоскутом на месте вдавленной борозды в лобной области имеется небольшой кровоподтек. Мозговые оболочки напряжены; твердая оболочка мутноватая; мозг весит 1920 грамм; сосуды основания мозга в норме; в боковых желудочках небольшое количество прозрачной жидкости; вещество мозга на разрезах блестит, на разрезах быстро выступают кровяные точки. Положение брюшных органов правильное, брюшина гладкая, блестящая, в полости около 10 к.с. [кубических сантиметров] красноватой прозрачной жидкости; петли кишек красноватого цвета. Хрящи гортани целы. Кончик языка прикушен, в пищеводе следы пищевой смеси; в гортани и трохее [так!] — пенистая слизь, слизистая их розоватого цвета. Легкие лежат в грудной клетке свободно. Сердце с кулак покойного, в полостях его — жидкая кровь; на наружной оболочке сзади — значительное количество точечных кровоподтеков; клапаны и отверстия в норме; на внутренней поверхности аорты — несколько сероватых бляшек; на легочной плевре значительное количество точечных кровоподтеков; легкие пушисты, всюду проходимы для воздуха, с разрезов соскабливается значительное [количество] пузырчатой кровянистой жидкости. В желудке около 300 к.с. полужидкой пищевой смеси, издающей не резкий запах вина; слизистая его красноватого цвета. Капсула селезенки морщинистая. Печень тёмнокрасного цвета. Капсула ее гладкая, край закруглен. Почки тёмнокрасного цвета. Капсулы снимаются легко, рисунок на разрезе сохранен. В почечном канале ничего особенного.

Суд. мед. эксперт Гиляревский.
Понятые [подписи неразборчивы].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании данных вскрытия следует заключить, что смерть Есенина последовала от асфиксии, произведенной сдавливанием дыхательных путей через повешение. Вдавление на лбу могло произойти от давления при повешении. Темнофиолетовый цвет нижних конечностей, точечные на них кровоподтеки указывают на то, что покойный в повешенном состоянии находился продолжительное время.

Раны на верхних конечностях могли быть нанесены самим покойным, и как поверхностные, влияния насмерть не имели.

Суд. мед. эксперт
Гиляревский
http://ru.wikisource.org/wiki/Акт_патологоанатомического_вскрытия_тела_Есенина

Этот текст, как и предыдущий, не напоминает действительный документ.

Рассмотрим, прежде всего, следы борьбы, т.е. такие повреждения, которые Есенин не мог нанести себе сам, без посторонней помощи, намеренно или нет, в ходе повешения:

— Небольшая поверхностная ссадина под левым глазом.
— Четыре царапины в нижней трети левого предплечья. Обратите внимание, тов. Горбов использовал именно слово царапины.
— В нижней трети правого плеча кожная рана с ровными краями длиной 4 см. Эта рана располагалась с внутренней стороны плеча, как отметил тов. Горбов, со стороны тела.
— Под кожным лоскутом на месте вдавленной борозды в лобной области небольшой кровоподтек.
— Окоченение правой руки, ухватившей трубу.

Как ссадина под глазом появляется не вследствие удушения самого себя, а в драке, так невозможно самому себе нанести рану с внутренней стороны плеча.

Четыре царапины в нижней трети левого предплечья «свидетели» объяснили тем, что Есенин писал приведенное выше стихотворение кровью, для чего и расцарапал руку, но царапина, «не проникающая в толщу кожи», не может дать кровотечения, это абсурд. Расценивать их следует как следы борьбы или насилия, что было сознательно проигнорировано.

Неестественно выглядит и кровоподтек на месте вдавленной борозды, где лоб Есенина касался трубы отопления. Дело в том, что если бы Есенин, отбросив тумбу ногами, буквально бросился бы в петлю, то следовало бы ожидать повреждения шейного отдела позвоночника и, соответственно, смерти от шока, но повреждение позвоночника не отмечено, да и смерть от асфиксии сомнений не вызывает. Невозможно также предположить, что кровоподтек на лбу возник вследствие судорог, так как тогда следовало бы ожидать иные повреждения того же характера, скажем, на предплечьях, голенях и коленях, но их нет. Вероятно, что кровоподтек на лбу возник в ходе борьбы при повешении.

Наиболее же странно с точки зрения самоубийства выглядит окоченевшая рука Есенина, которой он перед смертью ухватился за трубу и которая осталась в таком положении до прибытия тов. Горбова. Во-первых, следует отметить, что это именно окоченение, так как после смерти мышцы расслабляются и рука не могла естественным образом удержаться на трубе. Во-вторых, это, конечно, не трупное окоченение, поскольку оно не может наступить до смерти, да и на помещенном выше снимке снятого из петли Есенина прекрасно видно, что правая рука его скрючена, но в шее окоченения нет, тело свободно лежит на высокой подушке, а голова не наклонена в правую сторону, как должно было быть при окоченении (узел петли располагался с левой стороны). Проходит же окоченение в шее, предплечьях и пальцах рук приблизительно в одно время и в одно время начинается, т.е. приведенное на снимке состояние не естественно, не нормально.

Подтверждает окоченение руки и очевидец, Вс. Рождественский, расписавшийся на приведенном выше протоколе тов. Горбова как понятой:

Дверь есенинского номера была полуоткрыта. Меня поразили полная тишина и отсутствие посторонних. Весть о гибели Есенина еще не успела облететь город.

Прямо против порога, несколько наискосок, лежало на ковре судорожно вытянутое тело. Правая рука была слегка поднята и окостенела в непривычном изгибе. Распухшее лицо было страшным,— в нем ничто уже не напоминало прежнего Сергея. Только знакомая легкая желтизна волос по-прежнему косо закрывала лоб. Одет он был в модные, недавно разглаженные брюки. Щегольской пиджак висел тут же, на спинке стула. И мне особенно бросились в глаза узкие, раздвинутые углом носки лакированных ботинок. На маленьком плюшевом диване, за круглым столиком с графином воды, сидел милиционер в туго подпоясанной шинели и, водя огрызком карандаша по бумаге, писал протокол.


Итак, труп лежал нормально, никакого напряжения в нем не было, поскольку «судорожную вытянутость» на глаз установить невозможно,— одна только рука выглядела окостеневшей. Лицо же распухло, вероятно, от петли (нездоровая его окраска может спадать после снятия петли, так бывает).

Окоченение правой руки Есенина свидетельствует, что перед смертью он предпринимал этой рукой чрезвычайные усилия по предотвращению удушения. Однако, по неизвестным обстоятельствам, но доподлинно известно, что эксперт об окоченении не упомянул ни слова.

Отметим неизвестного происхождения пятна на рубахе Есенина, на снимке они показаны красными стрелками:

мертвый есенин

Это не тени, так как ни в одном случае источника тени нет. Особенно похоже на кровь пятно на рукаве: выглядит оно заскорузлым — хорошо пропитанным кровью и подсохшим. Стоит отметить также разорванный рукав рубахи — поврежденную манжету или сильно измятую. На снимке хорошо видна ссадина в средней трети предплечья или помарка, которая в акте не значится. Эта кожная рана не могла дать видимого количества крови (если, конечно, на рубахе кровь), как и отмеченная экспертом кожная рана в нижней трети правого предплечья. Происхождение пятен на рубахе в связи с актом не ясно.

Что еще любопытно, на других снимках, сделанных с другой точки, пятен на рубахе не видно, но видны пятна на брюках:

мертвый есенин

На правой штанине очень хорошо видна группа пятен, причем при отсутствии в этом месте складок на материи. К сожалению, описание одежды не включено в протокол медицинского эксперта — будто нарочно. Стоит также отметить, что вторая подтяжка не видна.

Кровь на рубахе подтверждается стихами Василия Князева, который сидел рядом с Есениным ночь в мертвецкой:

В маленькой мертвецкой у окна
Золотая голова на плахе;
Полоса на шее не видна —
Только кровь чернеет на рубахе.


Князев сделал то, что должен, передав свои наблюдения в стихах, ведь в дело их не занесут, а так они сохранятся. В деле, однако, точно указано, что пятна на рубахе были.

Что же касается поврежденной манжеты, то она подтверждается рисунком Василия Сварога (Корочкина), сделанным с натуры:

Мертвый есенин, рисунок Василия Сварога (Корочкина)
Художник: Василий Сварог (Корочкин)

На рисунке ясно видна отделенная от правого рукава часть манжеты и прочий беспорядок в одежде, в частности, — отстегнутая подтяжка и расстегнутые брюки. Также зафиксирована художником скрюченная рука.

Неестественной при смерти от механической асфиксии является также пена в трахее и гортани. Пена могла бы образоваться в результате смешивания воздуха, слизи и «полужидкой пищевой смеси», как указано в акте, но в данном случае следовало бы ожидать, что пищевая смесь все же останется в дыхательных путях или легких, что в акте не отмечено. Похожая картина возникает при утоплении, но описанное состояние легких утоплению не соответствует. Возможно образование пены и при естественных, так сказать, патологиях, болезнях, о которых, впрочем, в акте нет ни слова.

Если у Есенина был рвотный рефлекс, связанный с сильным волнением, в результате которого пищевая смесь и попала в дыхательные пути, то это противоречит версии его самоубийства.

Неестественным при смерти от асфиксии также является напряжение мозговой оболочки, что можно связать с сильным опьянением Есенина перед смертью (можно, впрочем, считать, что напряжение возникло вследствие повышения внутричерепного давления, вызванного, в свою очередь, отечными явлениями, более или менее нормальными при асфиксии, но об отеке в акте нет ни слова). Как всем известно, алкоголь усваивается быстро, а потому отмеченный экспертом запах алкоголя, исходящий от пищевой смеси в желудке, позволяет заключить, что пил Есенин незадолго до смерти, причем пил немало. Увы, с кем пил Есенин, осталось невыясненным.

Некоторые странности, не вошедшие в медицинский акт, можно также видеть на фотографиях трупа Есенина, сделанных в морге. Вот самая информативная фотография:

мертвый есенин

С учетом фотографии тела с другой стороны (установленный факт), видно, что странгуляционная борозда описана тов. Горбовым и экспертом верно: она не замкнута, расположена с правой стороны, а с левой ее нет (это нормальное явление при достаточно жесткой петле, рядовое при повешении).

Недоумение вызывает то ли рана, то ли помарка приблизительно на середине правого предплечья, ни тов. Горбовым, ни экспертом не отмеченная, но заметная на приведенном выше снимке. Еще большее удивление вызывает хорошо заметная помарка на большом пальце левой руки — под ногтем и вокруг него, будто кровь выступила. Возможно, это свидетельство того, что левой рукой Есенин тоже пытался предотвратить затяжение петли, но ухватиться за трубу не мог вследствие положения тела или действий убийц, а потому хватался рефлексно за голую стену, причем с таким усилием, что из-под ногтей выступила кровь. С самоубийством это не вяжется.

Удивление вызывает также приблизительно одинаковая интенсивность цвета кистей: если это трупная окраска, то в связи с более высоким положением правой руки, которой Есенин держался за трубу, окраска эта должна быть разной по интенсивности, слабее в правой руке, ведь в ногах трупная окраска сформировалась вполне, как отмечено экспертом (трупные пятна представляют собой оседающую в теле под действием силы тяжести кровь, почему и высота конечности влияла бы в данном случае на трупную окраску).

Отметим еще важную мелочь на фотографии: трупная окраска видимой части ног лежащего трупа равномерна сверху и снизу, т.е. образовалась в вертикальном положении трупа (трупные пятна всегда находятся внизу, по ним легко установить положение тела).

Завершая рассмотрение акта, отметим явные признаки смерти Есенина от асфиксии (удушения) — точечные кровоизлияния на плевре легких, т.н. пятна Тардье, кровоподтеки на сердце и, вероятно, полнокровие внутренних органов («темнокрасного цвета»); из внешних же признаков имеются расширенные зрачки, борозда на шее и ущемление кончика языка между зубами. Борозда на шее, впрочем, может относиться и к повешению трупа (на глаз отличить нельзя, требуются дополнительные исследования, их не было). К сожалению, экспертом не отмечено состояние конъюнктивы, соединительной оболочки век и глаз, а также мочевого пузыря, что важно при асфиксии, не говоря уж о состоянии крупных кровеносных сосудов в области шеи.

Акт паршивый. Эксперт не должен проводить собственное следствие, а обязан лишь отвечать на вопросы следствия, в частности — установить причину смерти. Причина же смерти из акта ясна. В конце акта эксперт написал: «Раны на верхних конечностях могли быть нанесены самим покойным», что является ответом на вопрос следствия (в акте эти измышления не требуются), т.е. следствие еще до исследования трупа интересовали «доказательства» самоубийства, а не правда, какой бы она не была.

Возможно также, что акт был отредактирован неграмотным человеком, который многое мог удалить, но не мог ничего поправить. Отсюда вывод: описание трупа Есенина производит впечатление подлинного, но определенно сокращенного.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments